Комментарии и интервью

Спасти рядового карася

В рамках реализации государственной программы «Охрана окружающей среды Приморского края» на 2013-2020 годы предусмотрены различные меры восстановления природных ресурсов региона. В том числе и спасение молоди рыб, гибнущей в результате распространенного в крае рисосеяния. На вопросы деловой газеты «Золотой Рог» по этому поводу отвечают заместитель руководителя Приморского территориального управления Росрыболовства Дмитрий ДМИТРИЧЕНКО и заместитель начальника отдела организации государственного контроля, надзора, охраны водных ресурсов и среды обитания этой организации Ярослав ВОЛЫНЦЕВ:

- Каждый год администрации муниципалитетов Приморья, где распространено рисосеяние, в конце августа принимают постановления о проведении в сентябре-октябре двухмесячника по спасению молоди рыб и ценных видов рыб с рисовых полей и отшнуровавшихся водоемов. В постановлениях вроде бы отмечается ожидаемая роль в этом школьников. Однако затем их роль теряется, и местная газета, например, сообщает уже, что «кампания будет проведена силами местного научно-исследовательского пункта «Приморрыбвода» совместно с инспекторами рыбоохраны при участии и финансовой поддержке администрации района».

Я.В.: - В советское время школьники каждый год осенью собирали молодь рыбы на осушаемых рисовых чеках и вывозили на Ханку. Это была стандартная схема. Сказали людям: «надо», - и пионеры пошли собирать малька. Сейчас этого нет, хотя спасать рыбу, безусловно, необходимо.

Д.Д.: - Теперь этой проблемой практически никто не занимается.

Известно, что ежегодно водозаборы откачивают из Ханки порядка 30 млн штук молоди рыб. А в Ханкайском районе в 2015 году назад в озеро было затем возвращено с полей порядка 430 тысяч мальков. Если считать с другими районами, то оценочно спасение может составлять около 1,5 млн штук в год. Разница, конечно, не может включать рыбу, что успевает уйти с водой сама, но она, видимо, все равно довольно большая. Рыба гибнет (в том числе и краснокнижный окунь ауха) при перекачке воды в чеки весной и на полях, когда вода уходит, осенью. В то же время в Астраханской области школьники, входящие в «Голубой патруль», в 2015 году спасли 329 млн штук молоди рыб, и лишь в одном из районов - около 18 миллионов!

Я.В.: - Сейчас на Ханку достаточно серьезный прессинг. Чтобы серьезно спасать молодь, нужны какие-то деньги. Речь о чем? Есть ценные, малочисленные виды рыб. Ладно карася не спасать, но эти-то объекты стоило бы! Сегодня никто не будет сортировать спасаемую молодь, отделять ценную рыбу от «сорной». А это был бы идеальный вариант.

Чтобы организовать детей собирать молодь рыбы, требуется участие родителей, вожатых, но не знаю - захотят ли взрослые участвовать в этом без денег. А детей просто так на рисовые чеки одних не пошлешь.

Д.Д.: - И ни один вожатый сегодня не поведет детей на это.

- Это сложно с точки зрения безопасности?

Д.Д.: - Конечно, не дай бог кто утонет. Но есть же отряды по интересам, которые надо бы привлекать.

- Действительно, победной информации о том, что волонтеры собирают тонны мусора, у нас очень много. Но, чем только мусор собирать, наверное, стоит и малька иногда поспасать?

Я.В.: - Участвуя от нашего теруправления в работе комиссии администрации края по студенческому движению, я поднимал вопрос о возможности возобновления у нас в крае детского движения «Голубой патруль». Это уже опробованная в прошлом работа с инспекторами, и были же документы - как это у нас было! Но все уперлось в то, что сейчас ничего из прошлого не осталось, нет ни одного действующего документа, регулирующего эту деятельность. И верно, при проведении спасательных работ многое упирается в технику безопасности для спасателей, и ни одна организация у нас в крае на себя этой ответственности не берет.

Но пусть у нас не получается с «Голубым патрулем», с его финансовой поддержкой, однако проводить спасательные акции необходимо.

Д.Д.: - На федеральном уровне сегодня с финансированием помогают только юнармии - и Федеральное агентство по делам молодежи, и Минобороны.

- Но юнармия на полях не замечена?

Я.В.: - Надо понимать, что спасение рыбы - это работа по колена в грязи. Нужны подходящая экипировка, специалисты, которые помогали бы, учили. И это, безусловно, важно и рисоводам, и нам, как рыбоохране.

Д.Д.: - На мой взгляд, чтобы выйти из этой ситуации с гибелью молоди рыб, рисоводам не стоит осушать чеки окончательно.

Я.В.: - Но как!? У них это прописано в технологии!

Д.Д.: - Может быть, ее стоит поменять и примерно 10-15% объема воды оставлять? Чтобы выжить, для молоди этого хватит, а потом рисоводу все равно надо будет воду заново пополнять под новый сезон. Если продумать и внести в технологию изменения, то, наверное, это возможно.

- Раньше людей за натуроплату приглашали на сбор ягоды, картошки. Может быть, и здесь так было бы интересно - чтобы люди для себя собирали выросшую рыбу, а молодь - для того, чтобы выпустить. Наверное, и самим производителям риса выгодно собирать с чеков второй урожай: рыбу - на продажу, а молодь - на выпуск?

Д.Д.: - Конечно. Без проблем! Причем если они сами у себя будут выращивать эту рыбу, то мы это даже особо и регулировать не будем. Наоборот - только поддерживать.

Я.В.: - На законодательном уровне это все равно надо будет как-то оформлять и утверждать, потому что рисовые системы еще с советских времен по закону считаются водными объектами рыбохозяйственного значения. Причем иногда очень высокого значения!

Д.Д.: - Это, в частности, отражается и в том, что весной на рисовых чеках во время нереста у нас проходят рыбоохранные мероприятия, и если попадаются браконьеры со ставниками, подъемниками, то вне зависимости, поймана рыба на рисовых чеках или в реке, наши инспекторы принимают меры. Штрафуют, а рыбу изымают и, если она живая, отпускают в нормальный водоем.

- Вероятно, можно отработать и в отношении браконьеров меру наказания в виде их участия в спасении молоди рыбы, где они могли бы проявить свой азарт! А несут ли какую-то ответственность собственники рисоводческих хозяйств и систем, если у них гибнет молодь рыбы?

Д.Д.: - Можно сказать, никакой.

Я.В.: - Здесь двоякая ситуация. У рисовода свой технологический цикл, своя программа работ, которую он строго соблюдает. Даже если при этом гибнет рыба. Но у нас были прецеденты. Когда воду сбрасывали с обводных каналов, в результате чего была установлена гибель рыбы, в таких случаях мы их привлекали к ответственности.

Д.Д.: - Но в прошлом году такого не было.

Я.В.: - Да, с каналов они воду до конца не сбрасывают, но с самих полей, где малек и гибнет, - откачивают. При этом взрослая рыба обычно уходит, а молодь остается.

Рыба - это федеральная собственность, а каналы и чеки - частная. Я изучал вопрос. Получается, что если мы организуем деятельность по спасению молоди - возьмем ее из канала и выпустим в Ханку, то наша деятельность де-юре будет незаконна, потому что мы извлечем объекты, не имея на то никаких разрешений. И найдутся люди, которые будут жаловаться, что мы вынимаем рыбу из естественной среды обитания.

Если не будет получено разрешение на изъятие молоди рыб ради ее спасения, это выглядит как незаконная деятельность.

- И как это решается?

Д.Д.: - Есть определенная процедура. Пишется заявление, заключается договор. Самим рисоводам, чтобы они имели то же право выращивать рыбу и изымать ее, формально надо заключать договоры с администрацией муниципалитета и с нами. Думаю, такая процедура при производстве рыбы будет очень бюрократической, потому что найдутся и другие контрольные органы. Но выращивать - это реально. Если задаться целью, то решить можно все.

- В Китае, Вьетнаме, Краснодарском крае выращивание рыбы на чеках - обычное дело.

Я.В.: - Это вообще оптимальная система. Рисоводам самим выгодно, чтобы растительноядные рыбы заходили к ним в чеки. Они подчищают поля от лишней растительности. Уже это плюс. При этом повышается урожайность риса.

Д.Д.: - Чеки - это хорошая среда обитания для травоядных видов рыб: толстолоб, сазан, карась. Я из Калининградской области. Там озера и каналы, где они сильно зарастают, от растительности прекрасно очищает линь, а здесь с такой задачей может справляться хороший поедатель травы - амур.

- А сколько рыбы за сезон можно вырастить на нашем рисовом гектаре? Одни утверждают, что всего лишь 150-200 килограммов, а другие - 500-600.

Я.В.: - Я думаю, что даже больше. (В КНР в отдельных случаях с 1 га рисового поля собирают до 2 тонн рыбы.)

- В таком случае наши рисоводы могут зарабатывать на рыбе фактически те же деньги, что и на рисе, а то и больше!? Учитывая, что средняя урожайность риса по прошлому году у нас была 25,9 центнера (самая низкая по стране) и сбыт был на уровне 25-30 рублей за килограмм. Наверное, для жителей приморского села это в какой-то мере была бы дополнительная занятость, если бы на этих полях работали они, а не бригады из Китая?

Д.Д.: - По большому счету, да. Если вы вырастили рыбу, оформили это документом, получили право на изъятие, продали, то это нормальная коммерческая деятельность. И ею многие прекрасно занимаются.

Я.В.: - По большому счету, надо извлекать выгоду из всего. Так во всем мире. Если есть возможность выращивать и продавать, то почему бы и не заниматься! Если по рису рисоводы сработают в ноль, то они смогут получить прибыль от продажи рыбы.

Но даже себе на еду, своим же работникам - и то польза.

КСТАТИ
Рыбакам Ханки добавили «квотных» тонн

По данным ТИНРО-Центра, в этом году без ущерба для запасов ценных промысловых видов рыб озера Ханка, за счет прибавки их, полученной от повышения уровня природного водоема, в нем разрешено промышленно добыть 400 тонн рыбы, что на 64 тонны больше, чем было квотировано для вылова в прошлом году. Кстати, в 2015 году вылов был определен всего в 223,5 тонны, а в начале этого века промышленный лов рыбы на озере в течение пяти лет вообще был под запретом.

Не сложно подсчитать, что при нынешних 20 тысячах гектаров обрабатываемых рисовых полей, даже при сборе с 1 га всего по 150 килограммов рыбы, за полевой сезон на чеках можно выращивать по 3 000 тонн вкусной ханкайской рыбы: карася, сазана, толстолоба, сома, щуки, судака и прочих - всего около 85 видов. Это в 7,5 раз больше, чем добыть с озера (если не брать во внимание трудно поддающийся счету любительский лов)! Однако надо помнить, что весь рисовый клин Приморья составляет около 60 тыс. га. И если на 40 тысячах гектаров сегодня по каким-то причинам рис не производится, то это тоже не только рисовый, но и дополнительный рыбный потенциал края, который постепенно можно включать в работу.

Виктор КУДИНОВ

Дата публикации: 
21.06.2017