«Океанрыбфлот»: Покорители океана под звездой рыбака

Автор: 
Наталья Сычева, Fishnews.ru

 

Камчатка – край, где много снега, вулканов, медведей и рыбы, а еще «в Петропавловске-Камчатском – полночь», не задумываясь, ответит обычный житель России на вопрос об ассоциациях с этим далеким уголком нашей страны. Но, кроме шуток, никто не поспорит, что главное богатство на таких дальних рубежах – это всегда люди, которые живут и трудятся там, где последнее слово все еще остается за природой. Где покорителей стихии по-прежнему считают настоящими героями. И особая порода таких людей – это рыбаки.

Ведущим рыбопромышленным предприятием России является ПАО «Океанрыбфлот». В прошлом году компания перешагнула полувековой рубеж, но, как и прежде, верна традициям первых камчатских рыбаков, проложивших путь от берегов полуострова в открытый океан.

А еще эту компанию выделяет особое к ней отношение, которое сложилось в отрасли и далеко за ее пределами. Отношение, основанное на доверии и уважении к тому, как достойно и ответственно выстраивает свою работу «Океанрыбфлот», с каким вниманием здесь относятся к людям и их нелегкому труду.

ПЕРВЫЕ ШАГИ В ОКЕАН

Все дальше от берегов Камчатки

Сама история тралового рыболовства на Камчатке ведет отсчет с 1936 года, когда в составе Акционерного Камчатского общества была создана База активного опытного лова (с 1937-го – Управление активного морского рыболовства, или Морлов) во главе со знаменитым на Дальнем Востоке рыбаком Петром Мартыновичем Макштасом. На первых парах флот, состоявший всего-то из четверки маленьких сейнеров, дрифтеров да одного траулера, добывал 500 тонн рыбы из 1 миллиона камчатского вылова. Но с 1940 года, с поступлением на вооружение новых паровых траулеров, счет пошел уже на тысячи тонн улова.

В 1950-х на баланс предприятия были приняты первые средние рыболовные траулеры, построенные в ГДР. А уже к концу десятилетия организация – теперь сменившая имя на Управление тралового и рефрижераторного флота – значительно расширила свои возможности и функции. В состав УТРФ, помимо траулеров и первых на Камчатке рефрижераторов, а также построенной в Японии сельдяной базы, вошли все транспортные суда Камчатрыбпрома и Петропавловский морской рыбный порт.

В том же году во Владивостоке создается Дальрыба – главное управление рыбной промышленности на Дальнем Востоке, – в состав которого вошел Камчатрыбпром. С этого момента возросло внимание и к активному морскому рыболовству. Первые поисковые суда ушли далеко в океан, пересекли 180-й меридиан и обнаружили в Бристольском заливе большое скопление сельди. Этот год можно считать началом выхода камчатских рыбаков в Тихий океан.

На небольших СРТ переходить через океан и рыбачить у дальних берегов Канады и Аляски было настоящим подвигом. Из-за несовершенства поискового и промыслового оборудования приходилось полагаться на собственные знания, умение, интуицию да еще на рыбацкую удачу. «Эти рейсы к берегам Северной Америки рыбаки называли школой мужества. И мечтали о тех временах, когда Камчатка начнет получать рыболовные траулеры нового поколения – БМРТ, на которые к тому времени уже пересели океанские рыбаки Мурманска, Приморья и Сахалина», – описывает воспоминания современников в своей книге «Рыбаки океана» Александр Смышляев.

Первый большой морозильный рыболовный траулер «Браслав», с мощностью двигателя в 2000 л. с, грузоподъемностью 600 тонн и автономностью плавания в 80 суток, был построен для УТРФ и прибыл в Петропавловск-Камчатский в 1961 году. Говорят, рыбаки со всех судов, стоявших тогда в порту, приходили подивиться на уютные каюты, просторный мостик и завод, огромные трюмы, а главное – на ковровые дорожки, которыми были застелены коридоры на БМРТ. После этого новые траулеры стали пополнять камчатский флот почти ежегодно. В 1966 году общий вылов тралфлота достиг уже 210 тыс. тонн – к берегам Камчатки начали приходить и рыбаки из других дальневосточных регионов. Но в это же время резко упали выловы олюторской сельди, камбалы и окуней – биоресурсы не выдержали столь активной нагрузки, поэтому потребовалось осваивать новые районы и объекты добычи.

Это заставило Камчатрыбпром полностью перестраивать не только работу, но и управленческую структуру. Из состава УТРФ вывели транспортный флот и порт, все внимание сосредоточили на рыбаках. Наука стала нацеливать на освоение новых объектов промысла и методов океанического рыболовства. Одновременно руководство отрасли поставило задачу расширить географию. И рыбаки с готовностью взялись за выполнение планов.

Вообще 1960-е стали для Камчатки настоящим рывком в развитии. Недаром в 1967 году Камчатская область была награждена орденом Ленина по указу Президиума Верховного Совета СССР. В том памятном году все БМРТ и часть СРТ уже ходили в Бристольский и Аляскинский заливы Берингова моря, к островам Королевы Шарлоты и в Ванкуверо-Орегонский промысловый район ловить окуня, камбалу, хека и сельдь. Вскоре начали осваивать и более южные районы Тихого океана вплоть до Гавайских островов. Это потребовало организации отдельного управления дальними океанскими промыслами.

1 апреля 1968 года издается указ о выделении из состава УТРФ промысловых судов типа БМРТ и организации самостоятельного хозрасчетного Управления океанического рыболовства. Начальником УОР, которое уже тогда неофициально начали именовать «Океанрыбфлотом», назначен Георгий Васильевич Мещеряков.

Вновь созданное управление принимало новые траулеры один за другим, и к концу года здесь числилось уже 22 БМРТ. Большое внимание стали уделять вопросам подбора тралов с учетом типа судна, вида рыбы и условий промысла. Значительно повысил эффективность и безопасность работы переход с деревянных на металлические траловые доски. Но слабым местом еще долго оставалось поисковое оборудование, особенно в сравнении с той техникой, которая уже тогда использовалась на зарубежных судах. Выручали непревзойденный опыт и авторитет капитанов рыбацкого флота, к которым в советские годы всегда относились с особым почтением.

В первый же год работы руководство УОР принимает меры для привлечения и закрепления на камчатских траулерах ведущих специалистов. Для этого на берегу строятся новые многоквартирные дома, детям сотрудников предоставляются места в яслях, пионерских лагерях, оказываются различные социальные услуги. Должное внимание уделяют обеспечению судов продуктами питания (свежие овощи и фрукты привозили даже из Канады) и штатом квалифицированных поваров. Не на последнем месте была организация досуга рыбаков в море: перед выходом в рейс их снабжали подборками фильмов и книг, спортинвентарем. На судах были организованы свои студии звукозаписи, в которых члены экипажей могли готовить аудиописьма для берега.

Знаковой в 1968 году стала встреча двух капитанов – космонавта Юрия Гагарина и Николая Сотникова, первого капитан-директора БМРТ «Браслав», – на XXII съезде КПСС в Кремле. «Один – капитан первого в мире космического корабля, другой – лучшего на Камчатке траулера», – описывали это событие на страницах советских газет.

В 1969 году количество БМРТ выросло до 30 единиц. Такие стремительные темпы вдохновляли коллектив УОР, но создавали и новые проблемы. Из служебных отчетов тех лет становится понятно, что тревожило многое: нехватка времени и возможностей качественно обучать людей для новых судов, плохое обеспечение свежими картами, пособиями, локациями: дальние районы за пределами Тихого океана, куда уже доходили камчатские траулеры, и вовсе не были охвачены Навигационной камерой рыбного порта. Стало не хватать технического снабжения, спасательных средств для выходящих в многомесячные рейсы экипажей. Не хватало и квалифицированных штурманов, и других специалистов. Приходилось выдвигать на более высокие должности людей без необходимого опыта и образования, направляя их на заочную учебу. Опытные же кадры продвигались по службе еще быстрее – с каждым приходом нового БМРТ.

Вместе с тем всего после полутора лет работы выход в лидеры рыбной отрасли Камчатки был настоящим подвигом коллектива «Океанрыбфлота», который никто не ставил под сомнение. Вернувшиеся из дальних походов траулеры на берегу встречали как героев. Тем более что теперь география промысла охватила и Индийский океан.

Легких побед не бывает

Коллектив предприятия и флот продолжали стремительно расти: в 1972-м количество траулеров уже достигало 45 единиц. Усложнялись задачи, все тяжелее становился труд. «Рыбаки вели напряженную работу по выполнению главного показателя – добычи рыбы, – вспоминает это время Владимир Афанасьевич Бирюков, возглавлявший в те годы Камчатрыбпром. – Это было притчей во языцех – требование добычи рыбы чего бы это ни стоило. Куда вы эту рыбу денете – это ваш вопрос, но добыча была единственным и главным показателем работы предприятия». И все же, по его словам, были в отрасли и положительные перемены в плане эффективности лова и переработки рыбы.

Растущие требования к объемам производства, а также сужение внутренних районов промысла заставило рыбаков более пристально взглянуть на минтай как на пищевую рыбу, а чуть позже – и на «сельдь иваси»: для Южно-Курильской экспедиции в конце 70-х под разделку сардины и изготовление пресервов будет переоборудовано 8 камчатских БМРТ.

В эти годы за «штурвал» Управления океанического рыболовства встает Александр Иванович Серга, который активно берется за освоение нового промыслового района – у Новой Зеландии. Уже весной 1972 туда был отправлен БМРТ «Александр Максутов» под руководством Григория Холодена – яркого представителя капитанов-героев «Океанрыбфлота». Следом выходит целая промысловая экспедиция, и район оправдал ожидания – обеспечил выполнение плана по добыче рыбы.

В 1977 году происходят очередные структурные изменения: Управление океанического рыболовства стало именоваться Петропавловской базой океанического рыболовства – БОР. Ее начальником назначен Валерий Викторович Топчий. К этому моменту в составе флота предприятия находилось уже 54 траулера.

Сразу после создания базы началась активная работа по сокращению сроков пребывания экипажей в море: долгие рейсы сказывались на здоровье людей, росли производственный травматизм и текучесть кадров. Да и корабли, оставаясь подолгу в море без серьезного ремонта, быстро изнашивались, требовали гораздо больших затрат на капремонты. Для решения этого вопроса была разработана комплексная программа.

Еще одним новшеством в эти годы стала централизация снабжения в структуре Камчатрыбпрома. Это было вынужденной мерой из-за серьезных задержек с выходом судов в рейсы. Единая служба, которая обеспечивала снабжение по спискам, поступающим с судов, должна была освободить базы флотов от необходимости решать непроизводственные вопросы. Но на деле этот вопрос еще не одно десятилетие оставался для камчатских рыбаков болезненным.

В 1978-м Камчатка начала переходить на траулеры нового поколения – проекта 1288 типа «Пулковский меридиан» (большой автономный траулер-морозильщик). Первому супертраулеру присвоили громкое имя «Алексей Стаханов». Правда, на практике у этой модели довольно быстро обнаружилось огромное количество недоработок, которые серьезно сказывались на ходовых и промысловых характеристиках судна. Уже после первого рейса на Курилы все службы прислали свои замечания к судну. В дальнейшем они учитывались конструкторами, и постепенно исправления вносились в модель.

Ну а пока рыбаки с трудом справлялись с новым траулером и его оборудованием. Так что приход следующего «супера» уже не вызвал прежнего ажиотажа в «Океанрыбфлоте». Желающих в экипаж подбирали с трудом, до того как возглавить команду не взялся капитан-директор Виктор Васильевич Елизов, слывший хорошим судоводителем и организатором производства. «Это будущее нашего флота, поэтому рано или поздно нам придется их осваивать», – обозначил он свою твердую позицию в отношении супертраулеров.

И «Океанрыбфлот» взялся за освоение, а заодно и совершенствование новых судов, которые, несмотря на мощность двигателей и плотную насыщенность автоматикой, в плане оборудования рыбного цеха оказались далеко не современными. Пришлось рыбакам практически полностью реконструировать рыбцех, многое дорабатывалось прямо в рейсах. В итоге БАТМы «настроили» на эффективную работу и со скумбрией, иваси, и с кальмаром. Помимо добычи и заморозки судно могло производить рыбную муку и жир, успешно справлялось с выпуском пресервов.

В начале 1980-х на промысловых картах «Океанрыбфлота» стали появляться новые районы, в том числе Антарктида и тихоокеанские воды у берегов Латинской Америки.

«Уходя в Антарктиду или к Кергелену, мы отдавали себе отчет в том, что там можно надеяться только на экипаж и самого себя, – вспоминает те годы капитан дальнего плавания Евгений Николаевич Кабанов. – Но попасть в загранрейс стремились все. Вроде бы пустяк – на три дня зайти в зарубежный порт, зато потом девять месяцев болтаться в море у черта на куличиках, но даже ради этого была настоящая борьба за место в экипаже».

Понятно, что экипаж подбирался самым тщательным образом, в том числе по идеологическим критериям. Конечно, случались в заграничных походах и непредвиденные ситуации – «идеологическая машина СССР» тоже порой давала сбор. Но это не влияло на репутацию предприятия: все знали, что у «Океанрыбфлота» были лучшие капитаны и лучшие механики.

В конце 80-х годов, когда общение с заграничными партнерами становилось все более открытым, пачками приходили письма благодарности от иностранных, в том числе американских специалистов, участвовавших в Советско-Американской компании (САК занималась добычей и переработкой рыбы в американской экономической зоне Берингова моря – прим. ред.). Только в 1987 году, когда в иностранных портах побывали 2 500 рыбаков «Океанрыбфлота», тысячи зарубежных гостей посетили камчатские суда в иностранных портах, и эти знакомства оставляли неизгладимые впечатления.

Вместе с тем технические «способности» советских БМРТ по меньшей мере удивляли американцев. И с каждым годом примеры нашей отсталости были все разительнее, отмечали современники.

Уязвимым звеном в производственном процессе оставался судоремонт на родине: в Петропавловске-Камчатском судно могло постоять на приколе и больше года – для промысла такие потери были слишком дороги. Отдушиной стали ремонты в зарубежных портах. Поскольку много судов БОРа в то время работало в юго-восточной части Тихого океана, для оперативного ремонта они направлялись в ближайшие порт – перуанский Кальяо. Здесь была сформирована бригада «Океанрыбфлота», вахтовым методом в ней трудились специалисты предприятия. С успехом они справлялись не только с ремонтными работами, но и дипломатическими функциями: поддерживали дружественные отношения с советским посольством, а порой на стоящих в ремонте промысловых судах даже принимали высоких гостей и целые правительственные делегации.

Но «Океанрыбфлот» не утрачивал контакта с отечественными верфями, вместе с судоремонтными предприятиями руководство компании искало выход из сложной ситуации. Заключались «договоры содружества», по которым судоремонтникам активно помогали члены экипажей. С 1983 года в «Океанрыбфлоте» работала и своя плавмастерская «Целиноград», которая также оказывала большую поддержку камчатскому судоремонту.

Сквозь политические шторма

С избранием в 1984 году Генеральным секретарем ЦК КПСС Михаила Горбачева в стране начался переход на новые рельсы. Постепенно перемены докатились и до камчатских берегов. В 1987-1988 годах начал внедряться хозрасчет, в том числе в рыбной промышленности. Делать это было непросто: прекратились поставки новых судов, а действующий флот того же «Океанрыбфлота», особенно БМРТ, уже сильно износился и морально устаревал.

Для экономии бюджета начали отказываться от дальних районов промысла. «Возросли потери на одно судно, сказались возросшие неурядицы со снабжением судов, перегрузом», – рассказывал в одном из интервью Валерий Топчий. Прибыли компании стали расти с прекращением промысла у берегов Перу, где работали БАТМы. «Каждый тогда приносил убытки около 2 млн рублей. Только концентрация флота у наших берегов позволила нам выйти по прибылям на рубеж 70 млн рублей», – пояснял руководитель компании.

Практически на излете советской коммунистической системы «Океанрыбфлот» на свое 20-летие был награжден Красным знаменем ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ. Знамя вручил секретарь обкома КПСС Павел Зиновьев. «“Океанрыбфлот” был удостоен высшей чести не существующего уже могучего государства», – так в своей книге описал это событие Александр Смышляев.

В этом же году советские рыбаки впервые столкнулась с настоящим топливным голодом. В январе-феврале 1988-го в Беринговом море половина экспедиции лежала в дрейфе: не было горючего. «Наше судно в разгар путины бездействовало 12 суток. На наши тревожные радиограммы мы получили буквально издевательский ответ от высокого рыбхозовского начальства: мол, перевыполнив план по добыче рыбы в прошлом году, вы сожгли и больше топлива, теперь в первом квартале топлива не будет», – с возмущением описывал ситуацию в тот год на всесоюзной конференции в Москве капитан-директор супертраулера Евгений Кабанов.

Ситуация была очень тяжелая: под угрозой была не только работа целой экспедиции, невыполнение даже минимальных промысловых планов, но и безопасность людей. Каждый рыбак знает, что 20-суточный запас топлива на судне важен не только для бесперебойной работы – он обеспечивает остойчивость судна, его управляемость, а значит, безопасность мореплавания. Топливо же поставляли в экспедицию мелкими партиями, что буквально привязывало суда к источникам заправки – они могли работать лишь вблизи укрытия. Еще более остро стоял вопрос с мазутом. В таких условиях рыбакам пришлось пережить тогда немало страшных моментов.

Начавшийся дефицит топлива перерос в его удорожание. Это сказалось на себестоимости продукции и возможности осваивать дальние районы Мирового океана. Ходить далеко стало просто невозможно. К тому же введение ИЭЗ в практику мирового рыболовства стало вытеснять советский флот из традиционных районов.

Кризис нарастал во всей рыбной отрасли: хозяйственный механизм, создаваемый десятилетиями, начал распадаться на составные части. В том числе распался и Камчатрыбпром. Каждая база флота стала отдельным предприятием. Пришлось «учиться рынку».

База океанического рыболовства перешла на полную хозяйственную самостоятельность с января 1990 года. На тот момент БОР имела 73 единицы флота.

Путина 1991 года оказалась для «Океанрыбфлота» исключительно удачной. Практически вдвое был перевыполнен план приема и переработки лосося. В том же году предприятие впервые взялось за добычу краба (до этого суда БОРа занимались лишь его приемкой на переработку). Первым на новый вид промысла вышел БМРТ «Приозерск»: пришлось переоборудовать производственную технологическую линию, учить людей элементарным приемам работы на новом для них виде промысла. Но на деле оказалось сложнее, чем предполагали, механизмы приходилось доводить до рабочего состояния своими силами. Однако тяжелый труд в море принес отличный результат: план выпуска продукции превысили почти на миллион.

После августа 1991-го в стране началась неразбериха. Многие хватали все, что можно. Совет Министров РСФСР под эту неразбериху перераспределил 20 тыс. тонн рыбы и морепродуктов, уже отданных Камчатке и Сахалину на 1992 год, некой компании, входившей в московский концерн. Возврат украденных квот шел потом долго и болезненно, вернули не в полном объеме.

Так новая Россия научила рыбаков, как надо жить и выживать. Выжили в таких условиях далеко не все.

В 1992-м «Океанрыбфлот» стал одним из первых акционерных обществ открытого типа на Камчатке. Компания, которой продолжал руководить Валерий Топчий, оказалась способна обходиться без государственных дотаций, начала приватизацию госсобственности, наладила кооперацию с несколькими смежными и совместными российскими и зарубежными предприятиями. Рассчитывая только на свою прибыль, база смогла существенно увеличить основные финансовые фонды. Кроме того, коллектив располагал и немалыми свободными средствами, которые направляли на приобретение новых средств производства, строительство жилья.

Оказалось, что наибольший эффект дают модернизация флота и более глубокая переработка сырца. Приобретаются за рубежом современные крабовые ловушки, переоборудуют в Германии два БАТМа под выпуск рыбного филе, а также закатку в баночку минтаевой икры.

Такие успехи вдохновляют коллектив Океанрыбфлота, но, увы, в России наступила совсем другая эпоха – стихия свободных цен. И уже по итогам 1993 года были зафиксированные миллионные убытки. Среди основных причин – слабая промысловая обстановка, снижение потребительского спроса, но главное – необходимость пользоваться банковскими кредитами.

Балансируя в условиях зыбкой экономики, «Океанрыбфлот» ежегодно сокращает численность флота, избавляясь в первую очередь от морально устаревших судов, но одновременно приобретая более эффективные и современные суда: краболов процессор «Сикинд», СТР «Гефест», который используется на приемке и обработке рыбы, транспортный рефрижератор «Тесей». В 1996 году компания даже строит собственный танкер «Океанрыбфлот».

Начиная с 1995 года предприятие медленно, но верно наращивает добычу рыбы и выпуск продукции. В 1997-м судами акционерного общества уже выловлено более 180 тыс. тонн рыбы и морепродуктов и произведено свыше 100 тыс. тонн продукции – это филе, фарш, икра, кальмар, конечности и мясо краба варено-мороженые, консервы из печени минтая. Вырабатывались также мука и жир ветеринарный. Кроме российских предприятий продукцию «Океанрыбфлота» покупали ведущие фирмы Японии, США, Германии, Кореи, Китая и других стран. Решением вопросов оформления и снабжения судов компании и реализации продукции за рубежом занимался собственный отдел внешнеэкономических связей.

Нулевые – перезагрузка

К двухтысячным предприятию удалось не только выйти на относительно стабильный уровень, но и стать опорой для экономики региона: даже по итогам неблагоприятного для рыбной отрасли 2001 года «Океанрыбфлот» заплатил 650 млн рублей налогов – шестая часть от всего бюджета Камчатки.

Но для отрасли наступил очередной переломный момент: от распределения рыбных ресурсов государство перешло к их продаже. И рыбопромышленные предприятия накрыло новой волной кредитов и банкротства.

Управление «Океанрыбфлотом» в этих «штормах» взяла на себя уже новая команда акционеров. Стать генеральным директором на этом этапе предложили опытному капитан-директору Борису Аркадьевичу Сорокину. Встать на ноги «Океанрыбфлоту» пришлось за относительно короткий срок – сегодня в самой компании тот период называют не иначе как революцией.

В порядок приводили все: от флота и недвижимости до производственных показателей, дисциплины и морального климата в коллективе. Главными шагами новых учредителей «Океанрыбфлота» стали ремонты судов, которых требовал абсолютно изношенный флот. Этим вплотную занялся Игорь Петрович Евтушок, ныне председатель совета директоров.

В результате из предприятия, которое чуть было не закончило свое существование в роли банкрота, могло быть просто распродано по частям, уничтожено, «Океанрыбфлот» превратился в компанию международного уровня.

И вновь успехи предприятия получают высокую оценку: в 2006 году оно награждено орденом «Звезда Отечества» на международном форуме «Мировой опыт и экономика России» и призами за качество; в 2007 году – премией «Лучшая компания СНГ» и знаком почета «Звезда содружества» на саммите «Лучшие предприятия СНГ» в Москве и еще многими, многими наградами, в том числе золотой и платиновый «Знак качества XXI века». А вместе с производственными достижениями растет и авторитет компании: сюда вновь стремятся попасть многие, но отбор проходят лучшие. Активно «Океанрыбфлот» привлекает на практику, а затем и на производство молодежь. Большое внимание уделяется социальной стороне, поддержке коллектива.

В 2007 году флаг «Океанрыбфлота» был поднят на самую высокую точку мира – Эверест. Подвиг в составе группы российских альпинистов совершил Сергей Дашкевич, на тот момент старший помощник капитана и опытный альпинист в звании «Снежный барс». Этот подъем едва не стоил ему жизни: на уровне 8300 метров у Сергея проявились первые признаки отека легких. Но настоящие моряки не привыкли пасовать перед трудностями. И заветная высота была взята!

С марта 2009 года генеральным директором акционерного общества становится Евгений Аликович Новоселов, который к тому времени также успел пройти большую школу «Океанрыбфлота».

НАШИ ДНИ

Сегодня компания «Океанрыбфлот» уверенно следует выбранным курсом – на укрепление лидерских позиций в отрасли и на рынке. Предприятие вышло на стабильный уровень ежегодной переработки порядка 290 тыс. тонн сырца.

Флот всему голова

Раз в год, после завершения зимней экспедиции, у пирса в самом центре Петропавловска-Камчатского можно увидеть редкую картину – ровную шеренгу из красавцев траулеров «Океанрыбфлота». Все БМРТ – а на сегодняшний день это 13 судов – ненадолго сбегаются в порт, чтобы после короткой передышки вновь вернуться в родную стихию – бушующие волны и ветра Берингова и Охотского морей.

Меняя дислокацию в течение года, рыбаки круглые сутки заняты поиском, тралением и переработкой прямо на борту десятков тысяч тонн минтая, сельди, кальмара, трески, а с прошлого года и скумбрии. В горячий для Камчатки сезон «красной» путины этот список пополняет лосось. Вся работа ориентирована на то, чтобы в первую очередь был загружен флот – освоение лимитов у «Океанрыбфлота» составляет практически 100% по всем объектам. Траулеры компании способны производить в сутки до 200 тонн филе минтая, 250 тонн филе сельди, 50 тонн очищенного кальмара.

Регулярной доставкой рыбопродукции из районов промысла на берег, а также снабжением экспедиции и перевозкой всевозможных генеральных грузов между портами заняты еще 5 транспортных судов – незаменимые «рабочие лошадки», без которых производственный процесс в такой крупной компании просто немыслим. Вместе с рыбаками заступают экипажи транспортных рефрижераторов в рейс с началом путины и до ее завершения без перерыва «бегают» по привычным маршрутам – в дальневосточные порты России, а также Южной Кореи, Китая, Японии.

Поскольку флот – это главный рабочий инструмент, самое пристальное внимание в «Океанрыбфлоте» уделяют поддержанию его в отличном состоянии. Недавно компания завершила масштабную модернизацию своих судов, вложив в эту программу миллиарды рублей. В том числе на промысловиках были установлены современные заводы по производству продукции глубокой переработки – филе. Зато теперь, отмечают в руководстве предприятия, есть уверенность, что ресурса флота хватит еще на ближайшие 10-15 лет.

Кроме того, в 2016 году «Океанрыбфлот» приступил к перспективному проекту по обновлению парка промысловых судов. «В строительство мы вкладываем колоссальные средства, но это сегодня необходимо: мы ставим задачу постепенно полностью заменить наши суда на траулеры нового поколения. Это огромный потенциал и отличные перспективы не только для нашего предприятия, но и рыбной отрасли Камчатки в целом», – обрисовал цель масштабной работы Евгений Новоселов.

Мастера на все руки

На берегу приходящие из дальних рейсов корабли встречают мастера собственной Базы технического обслуживания – это еще одно важнейшее звено, которое позволяет бесперебойно работать такому масштабному механизму, как «Океанрыбфлот». Коллектив БТО готов выполнять весь перечень ремонтных работ, кроме разве что доковых. Поэтому для компании база техобслуживания – это незаменимый игрок в команде.

Перед каждым возвращением из рейса суда подают заявки, которые оперативно распределяются по основным участкам БТО. В общей сложности база располагает четырьмя производственными цехами, в недавно приобретенном, пятом по счету, полным ходом идут восстановительные работы. Есть в структуре базы и крановое хозяйство: на причалах задействованы два больших портальных крана. В распоряжении также есть два причала и оградительный мол.

К работам приступают сразу, как только судно причаливает в родном порту – здесь как нигде ценят скорость выполнения любых работ, ведь от этого зависит эффективность своей же компании. «Флот не может существовать без судоремонта, как и мы без флота, поэтому суда ПАО “Океанрыбфлота” и наша База техобслуживания жизненно важны друг для друга, – подтверждает заместитель директора БТО Константин Токарев. – В данный момент практически 90% работ мы можем выполнить самостоятельно, не передавая сторонним организациям. Более того, мы еще беремся за заказы, поступающие от других рыбопромышленных компаний – технические и людские ресурсы позволяют нам справляться с работой практически любой сложности».

Сегодня в БТО трудится 130 человек, все профили и направления закрыты, но при необходимости есть возможность дополнительно привлекать специалистов к выполнению больших объемов работ.

В апреле, когда мы побывали на предприятии, суда «Океанрыбфлота» еще только начинали возвращаться с путины, но работа кипела в каждом цеху. В радиомонтажном участке, с пола до полтолка заставленном аппаратурой, трудится 10 человек. Каждый специализируется на определенном виде техники: радиооборудовании, акустических и рыбопоисковых приборах – всего не перечесть. Но в последнее время здесь стараются расширять кругозор своих специалистов, повышая их универсальность. Есть здесь и специально оборудованная экранированная комната для проверки ГМССБ – для этих работ база техобслуживания регулярно проходит освидетельствование в Регистре судоходства.

Как и на всем предприятии, в БТО «Океанрыбфлота» с готовностью берутся обучать непростому ремеслу молодежь. Но с не меньшим вниманием здесь относятся и к заслуженным работникам. Один из них – главный технолог Владимир Ильич Китайгора – встретил нас в дизельном участке, где трудовую династию продолжает его сын – старший мастер Максим Владимирович.

Пройдя через соседний электроучасток, где к концу смены уже завершили ремонт очередного электродвигателя, мы попадаем в небольшое помещение деревообрабатывающего цеха. На контрасте с ароматами металлической стружки и машинного масла здесь уютно пахнет свежей древесиной и, приглушенно жужжа, мягко врезаются в доски сверла. «Работы такого рода по большей части происходят на самом пароходе, – поясняет бригадир Леонид Булатов. – Но и здесь срочной работы хватает всегда». Совсем скоро этот цех переедет в новое помещение, что позволит расширить площади работ и приобрести новые станки.

И снова идем на участки, где все буквально дымит и искрится. В просторных помещениях корпусно-трубопроводного цеха, отстроенного пару лет назад, практически нет свободного места. Повсюду станки, листы металла, детали всех размеров и готовые изделия: от лопастей и роторов до двигателей и даже прорезей для предстоящей лососевой путины. Токарный участок на БТО самый большой по числу сотрудников, спектр работ здесь разнообразный: станочный парк позволяет браться за любые задачи. Есть здесь и много нового, уникального для Камчатки оборудования.

Экскурсию по БТО мы завершали в самом новом и современном цеху, который на 80% уже готов к работе. Здесь будут вести ремонт, диагностику и испытания крупногабаритных машин, перемотка электродвигателей и т.д.

С уверенностью можно сказать, что База технического обслуживания «Океанрыбфлота» сегодня самое передовое судоремонтное предприятие в Петропавловске-Камчатском. Ежегодно здесь не только расширяют технические возможности, но и осваивают новые направления работы. Специалисты БТО постоянно проходят дополнительное обучение и повышение квалификации, в том числе за рубежом – на азиатских и европейских предприятиях.

Лучшее из морских глубин

Особая гордость «Океанрыбфлота» – это его продукция. «Уже 51 год наша компания стремится выпускать самую лучшую продукцию в мире», – с улыбкой, но, без сомнения, совершенно искренне говорит начальник производственного отдела Сергей Поломонов. Он отмечает, что с модернизацией судов и увеличением объемов производства в компании не забывают о важности сохранять высокое качество товара: «За этим мы строго следим на всех этапах, вплоть до стола потребителя. К нам в отдел нередко звонят покупатели: кто-то доволен продуктом и хочет поблагодарить, а кто-то высказывает пожелания, что можно было бы поменять, улучить. На все замечания мы стараемся реагировать».

Так, помимо фирменных брикетов с филе минтая и сельди, хорошим спросом у покупателей пользуются коробки с тушками кальмара, уже полностью очищенными и готовыми к приготовлению. Однако порой доводилось слышать замечания, что, мол, шкурки-пленочки на кальмаре все-таки попадаются. Сотрудники производственного отдела в ответ на это поясняют: обесшкуривание и зачистка от внутренностей этого морепродукта производятся вручную. С учетом больших объемов переработки можно представить, какая это кропотливая работа, но пока в мире нет такого оборудования, которое заменило бы здесь человека. При этом, по их словам, российский потребитель гораздо более требователен к этому продукту – предприятиям за рубежом такой уровень обработки кальмара, как у нас, даже и не снился.

Совсем недавно ассортимент пополнили скумбрия и иваси. Эту рыбу на судах «Океанрыбфлота» пока только морозят: дополнительное оборудование для обработки нового вида сырья потребует пространства в цехах, которое на судах всегда в дефиците. Поэтому уже на берегу, поближе к магазинам, перерабатывающие предприятия-покупатели делают из замороженного сырья соленую и копченую продукцию для розницы.

Стоит отметить, что процент переработанной рыбы и морепродуктов для внутреннего рынка постоянно растет: доля такой продукции, производимой на судах «Океанрыбфлота», составляет уже половину всего выпуска. В Россию отправляется большая часть лососевой продукции (рыба, молоки), филе и фарш минтая, филе сельди и кальмар (все в индивидуальной упаковке), весь улов скумбрии и иваси – по итогам 2018 года в общей сложности 60,5 тыс. тонн.

По территории страны продукция распространяется через дистрибьютеров, что позволяет охватить большее число регионов.

Особое внимание в компании уделяют внешнему виду и формату подачи своей продукции. В 2016 году «Океанрыбфлот» изменил фирменный стиль, запустив новый товарный знак, логотип и упаковку для продукции. Теперь яркие узнаваемые картонные «пеналы» с переработанной рыбой и кальмаром из самых глубин дальневосточных морей выгодно выделяются на прилавках с заморозкой.

С учетом современных требований рынка выполнена и фасовка: порционные брикеты весом 1 кг, а с прошлого года и 600-граммовая упаковка. «Здесь, на Камчатке, мы привыкли есть рыбу, с одним только минтаем можем назвать с десяток рецептов. Поэтому на семью из трех человек нам и двух килограммов рыбы маловато», – признается менеджер по реализации продукции Александр Бояркин. Но на основном рынке явно прослеживается тенденция к уменьшению порций продукции: сказывается темп повседневной жизни, ориентация на потребности тех или иных социальных групп населения. Поэтому новая, уменьшенная упаковка придется по вкусу россиянам, уверен представитель «Океанрыбфлота».

Конкуренцию, по словам Александра Бояркина, на рынке удается выдерживать. Даже несмотря на то, что рыбопродукция, которая производится прямо в море, никак не может оказаться в одной ценовой категории с дешевыми морепродуктами, сдобренными фосфатами, красителями и водой для придания им парадного вида и дополнительного объема. Главный козырь камчатской рыбы – ее безопасность и польза для здоровья. Недаром продукцию «Океанрыбфлота» в больших объемах закупают для российских детских садов, школ-интернатов и т.д.

А как готовят минтай на Камчатке?

– Вариантов очень много. Быстро и сытно – в духовке с картошкой: нарезаем картофель, сверху минтай, потом репчатый лук, сыр, майонез и в печь. Можно изысканно: режем кубиками филе минтая, когда оно еще не полностью оттаяло, обмакиваем в яйцо, слегка обжарили и готово. Кто-то больше любит в кляре, кто-то – в томатном соусе. Можно и салат: кусочки минтая буквально ошпарить (долго варить такую рыбу не стоит), салат, рис, соленый огурец, горошек, заправку по вкусу. Можно и по-французски запечь: с помидоркой и сыром. Можно с овощами – милое дело. Ну и как же без хе: сырой минтай маринуем в уксусе, добавляем перец, можно лучок, морковку – обалденная вещь. Да что мы только из минтая не придумали! Это же диетический продукт, очень полезно и всегда вкусно, – делятся рецептами жители Камчатки.

На территории самой Камчатки продукция «Океанрыбфлота» реализуется со скидкой 20%. По согласованию с правительством края, по доступной цене она продается в магазинах, ориентированных на товары местных производителей. Камчатке доступна и такая продукция «Океанрыбфлота», как консервы «Печень минтая натуральная» в собственном соку (без добавления масла). Поскольку производят ее в небольших объемах, нет возможности поставлять этот товар в центральную Россию – консервы вмиг разлетаются на внутреннем рынке. «Зато будет повод приехать к нам на полуостров – за настоящей и вкусной рыбой», – радушно шутят в компании.

Между морем и землей

И все же главная ценность и слава «Океанрыбфлота» – трудовой коллектив. «Именно люди обеспечивают высокое качество продукции и успех предприятия. Это тяжелая, опасная работа, которая требует от людей полной отдачи. Благодаря рыбакам и специалистам береговых служб ПАО «Океанрыбфлот» стабильно работает, развивается и уверенно смотрит в будущее», – отмечает генеральный директор Евгений Новоселов.

Сегодня штат компании насчитывает 3000 человек. Единовременно в море во время путины в составе экипажей промысловых и транспортных судов находится около 1500 работников. Во время весенней смены направляют на суда и снимают на берег от 960 до 1000 человек. К осени экипаж срабатывается окончательно, и в зиму – самый ответственный и сложный период – на судне трудится уже спаянный коллектив.

С 2010 года «Океанрыбфлот» начал активно привлекать на производственную практику курсантов морских вузов и колледжей Владивостока, Находки, Новосибирска, Нижнего Новгорода, Астрахани, Ростова, Керчи, Севастополя, Санкт-Петербурга, Калининграда, Мурманска и Архангельска. Поначалу вузы боялись отпускать в море 18-20-летних ребят, но сегодня желающих попасть на Камчатку уже в 3-4 раза больше, чем готов принять на практику флот компании.

Ежегодно на практику в «Океанрыбфлот» приезжает 160 курсантов. Этого количества практикантов достаточно, чтобы передавать молодежи опыт старшего поколения рыбаков. За эти годы вырос и интерес к самой профессии: к примеру, если 8 лет назад в Санкт-Петербургском рыбопромышленном колледже был хронический недобор, то сегодня конкурс среди абитуриентов – 6 человек на место.

Когда оцениваешь такие цифры, становится понятно, насколько важна в компании роль кадровой службы. «Наша задача – отбирать претендентов, обеспечивая флот только лучшими специалистами», – объясняет причину строгого подхода к подбору экипажей на суда «Океанрыбфлота» начальник кадровой службы Сергей КОРГУН. Причем второстепенных по важности людей на судне нет, подчеркивает он: «В море как нигде важен принцип “один за всех и все за одного”. Если подведет один, пойдет насмарку работа всего экипажа, а если не работает никто, то личный трудовой подвиг ситуацию не исправит». Но окончательное решение, отмечает Сергей Коргун, всегда остается за капитаном: никто не может быть принят в экипаж без согласия первого на судне человека.

«Самое главное для капитана – осознавать свою ответственность за весь экипаж и, помимо производственных процессов, всегда думать о тех людях, которые “у тебя под ногами”, – с уверенность говорит Сергей Ковтюх, указывая на расположенные ниже капитанской каюты помещения и палубы своего корабля. Из 20 лет на рыбацком флоте 11 он посвятил «Океанрыбфлоту», большую часть времени проведя на капитанском мостике транспортного рефрижератора “Анатолий Ларин”. – Помимо меня в команде 23 души, у каждого есть жена, дети, родители, поэтому я обязан доставить всех домой целыми и невредимыми». Главное, добавляет капитан, помнить об этом и в такие моменты, когда встаешь перед выбором: отложить решение проблемы на потом и надеяться на благополучный исход или настоять и добиться решения сразу же. Ведь простых решений в море не бывает, оно, как известно, ошибок не прощает.

Морская династия для Камчатки – дело привычное, поэтому во многом путь Сергея Ковтюха, последовавшего на флот за своим отцом, похож на истории многих камчатских моряков. Общими для них, пускай и в разные годы, стали и аудитории Учебно-тренажерного центра ПАО «Океанрыбфлот» (в 1985 году УТЦ был принят на баланс предприятия как «Радиолокационный тренажер»).

Сегодня здесь осуществляют дополнительное профобразование морских судоводителей всех уровней: такая подготовка необходима морякам для регулярного подтверждения звания по рабочему диплому либо повышения уровня образования. На Камчатке такую подготовку ведут три учебных центра, поэтому в УТЦ «Океанрыбфлота» приходят не только работники самого предприятия.

Обучение проводят сертифицированные инструкторы, каждый из которых имеет за плечами опыт работы на флоте. Самый заслуженный из них – Юрий Сергеевич Дьяков, руководитель Навигационного тренажерного центра, входящего в состав УТЦ. Мы застали Юрия Сергеевича на рабочем месте во время отработки с судоводителями навигационной задачи на виртуальном мостике. «Плавание» проходило в условиях ограниченной видимости где-то в Ирландском море.

В 2018 году Сергей Дьяков сам отметил полувековой юбилей работы в рыбной отрасли Камчатки, 40 лет из которых провел в должности капитана промыслового судна. Так что сегодня он делится со своими подопечными еще и ценным опытом управления экипажем и навыками работы в команде. А опыт, по словам заслуженного рыбака, доказывает: азы психологии и хорошая шутка зачастую лучшие помощники капитана.

Трудности закаляют или отвлекают?

Но среди испытаний для рыбака – не только силы природы, тяжелый физический труд или сложности адаптации в коллективе, с которым приходится сродниться на несколько месяцев рейса. Даже большей проблемой становятся барьеры, которых в море, к сожалению, «выстроено» не меньше, чем на берегу.

Для капитанов промысловых судов главным вопросом сегодня являются объемы отчетной документации для контролирующих органов, которые с каждым годом только растут. «Если раньше в море мы вели три журнала, включая судовой и машинный, то теперь у нас их сорок три, и это только у старпома. Где же здесь “упрощение”?!» – не может сдержать возмущения Сергей Ковтюх. Переход же на электронный формат документооборота, по его словам, лишь усложнил ситуацию – кипы бумаг, которые необходимо ежедневно в ходе рейса заполнять на судах, никуда не делись. «Раньше на флоте были реальные капитаны, штурмана, грамотные в плане навигации и промысла, потому что у них было время погружаться во все тонкости своего дела. А сейчас все заняты заполнением документов – в результате приходящих на судно новых людей просто некогда и некому учить», – сетует капитан.

Но это лишь вершина айсберга – есть ведь еще и сотни радиограмм и мегабайты электронных данных, отправленных в береговые службы по спутниковой связи, бесконечные звонки из моря для согласования и уведомления, уточнения и передачи данных в контролирующие органы. Как рассказали в «Океанрыбфлоте», счета компании за связь достигают миллионов долларов. И все эти затраты – для обеспечения тотального контроля за российскими судами, которые ведут промысел в российских же водах.

Опыт нашей страны в этом плане уникален, разводят руками капитаны, такого не встретишь больше нигде в мире.

Впрочем, на берегу ситуация не проще: рыбопромышленные предприятия вынуждены брать в штат специалистов, которые будут заниматься исключительно оформлением электронных документов в соответствующие органы и передачей килограммов бумажных копий – в подтверждение электронного формата тех же документов.

«К сожалению, отраслевое законодательство вместо оптимизации регулирования создает сегодня дополнительную загруженность прежде всего самих рыбаков, выходящих в экспедиции. Мы всегда были уверены, что капитан в море должен рыбу ловить, а сегодня он думает лишь о том, как бы успеть дать на берег телеграмму, какому ведомству отчитаться, когда принять на борт инспектора», – описывает реалии современной путины Евгений Новоселов.

Все это вкупе с большим пластом проблем, накопившихся в рыболовном законодательстве из-за неточных формулировок и неверных толкований, устаревших требований и вновь принятых безграмотных приказов, создает сложную и законодательно «зарегулированную» среду для работы предприятий.

Остается пожелать, чтобы настоящим рыбакам хватало закалки и характера без потерь преодолеть очередной вираж отраслевой истории и выйти на спокойную воду.

 

Дата публикации: 
08.08.2019